священник Сергий Бегашов (pr_begashoff) wrote,
священник Сергий Бегашов
pr_begashoff

Category:

БРАТСКОЕ УВЕЩАНИЕ


Возлюбленные во Христе дорогие мои братья и сестры!

Огромной скорбью всякий раз откликается в моем сердце известие о недоразумениях, разделениях, спорах и вражде, происходящих среди нас. Тем более тяжело переживается мною, когда эти недоразумения происходят в тех общинах, к которым промыслом Божьим было определено и мое отношение.

Не выступаю здесь как законоучитель или отец, никого не упрекаю и, даже, не обличаю, но с Божьей помощью хочу рассказать о том, сколь лучше, честнее, достойнее и блаженнее иметь мир и единодушие между собой, пусть и с какими-то уступками, чем разделения с непримиримыми, по каким-то вопросам, позициями, на первый взгляд, имеющими вид ревности по Бозе, но, по сути своей, не являющимися таковыми.

Священное Писание неоднократно призывает нас к единодушию и миру. Еще с Ветхого Завета Господь утверждает любовь к ближнему своему. В Новом же Завете, Сам Господь открывает высоту этой заповеди Своей проповедью и Своей жертвой за каждого из нас. Вслед за Ним, и Его ученики и апостолы раскрывают и словами, и примерами высоту Христовых заповедей, большая из которых – заповедь Любви.

Любовь – это самая главная, а потому, самая сложная из добродетелей и не удивительно, что такие великие отцы как прп. Иоанн Лествичник, ставя ее на самую высоту ступеней восхождения остерегают нас даже от суетного употребления этого слова, а не то что презрения этой добродетелью: «Кто хочет говорить о любви Божьей, тот покушается говорить о Самом Боге» (Лествица 30:4)

Я, дорогие мои братья и сестры, не тот человек, который может говорить о любви и тем более учить ей. Сам не имею ее даже в зачатке. Но побуждаемый своей болью сердечной и пастырской ответственностью перед верными, я вынужден говорить об этом. Помолитесь обо мне, грешном и немощном и простите мне эту дерзость! Постараюсь исполнить должное со всяким благоговением и трепетом, не занимая ничьей стороны, никого не осуждая и не обличая, и даже не уча, но учась самому и предлагая это мое научение Вашему вниманию и суду.

Естественным и первейшим желанием любви – есть желание быть близ любимого. «Что добро или что красно, еже жити братии вкупе». Тем более, когда этот возлюбленный является призванным Божьим, знающим как славить Его и славящим Его право – православно. В наше время, это огромная редкость. В некоторых областях или даже странах, таких как, например, Беларусь, такие люди являются просто единицами, удаленными друг от друга иногда на сотни километров. И мы должны дорожить друг другом, как самым ценным, что может быть нам дано в этом мире, боясь соблазнить или оттолкнуть его, дабы по нашей вине или неосторожности «…не погиб немощный брат, за которого умер Христос». (1Кор. 8:11) Потому апостол говорит «Если возможно, имейте мир со всеми» (Евр. 12:14) и «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного». (1Тим. 5:8)

Сам Господь в Евангелии, а в особенности в нагорной проповеди дает заповеди любви, поражающие свое высотой и, как бы, недостижимостью. И в этом смысле рискну разделить эти заповеди на совершенные и безусловные. Оставить всё, отдать лучшую одежу неимущему, продать имение свое и раздать нищим и многое другое – это заповеди совершенства, о которых мне и говорить страшно. Но вот есть вполне конкретные, практические и безусловные, такие как заповедь: «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой». (Мф. 5:23,24) Казалось бы, что может быть выше, чем служение Богу и принесение Ему жертв, однако Он вполне конкретно указал, что Он не примет от меня эту жертву, если кто-то, даже не я на кого-то, а именно на меня имеет обиду или огорчение, и я не примирюсь с ним. На что же мы, дорогие мои братья и сестры надеемся, когда не только решаем приносить жертву вопреки повелению Господню, но и презирая заповедь «Солнце да не зайдет во гневе вашем» проживаем так, подчас, годами? И как, давайте представим, повреждается наша душа, если мы вынашиваем то, что должны были наискорейшим образом извлечь из нее, изо дня в день? Не въедается ли вглубь этот яд? Не врастает ли корнями в нашу сущность? Не искажает ли это наше сознание? Господи помилуй!

Нужно бояться этого как огня, братья! Это очень страшная вещь и именно поэтому отцы сложили нам стихи перед принесением самой главной Жертвы – Тела и Крови Господних, где сказано: «Прежде причастия … первее примирися с тя опечалившим». Мало того даже, что я не обидел, но понуждает меня Господь идти и мириться с тем, кто меня опечалил. Как же не похожа наша жизнь на эти слова?

Действительно, иногда это представляется чем-то не уместным, не логичным и, даже безумным. Порой бывают такие нелепые ситуации, что, кажется, никак нельзя, зазорно, неправильно идти и примирятся с теми, кто опечалил нас, но потому и сказано: «Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым.» (1 Кор. 3, 18) Христос именно этого ждет от нас, презрев себя, свою, порою мнимую, правоту, здравый смысл, привычки, вековые устои, - покориться Богу. Как и учат святые Оптинские старцы: «Делай, что нужно; делай, что должен, и будь что будет, а будет то, что Бог даст». Нужно, дорогие, во что бы то ни стало, сделать должное, а итог вверить Богу. Тогда благодать Божья изольется и на одного и на другого, победится всякая обида и всякое зло. И первый, и второй соделаются угодниками Божьими, отказавшими себе, но не Богу. Таков, братья, принцип да будет у нас всегда и во всем.

Сколько раз Господь мне показывал чудо нежданного обращения обидчика как друга! Сколько раз Христос совершал уверенное невозможное как очевидное! Как же эти случаи уверяли меня что воистину «у Бога не изнеможет всяк глагол»! Испытайте же братья эту сладость всякий ради Христа и явится Вам Сам Своею благодатию и неизъяснимым миром и невместимой радостью духовной!

Но бывают, действительно, случаи, когда и заповеди Божьи требуют отделений, но рассмотрим эти случаи, они вполне конкретны. Апостол говорит: «Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них; ибо такие люди служат не Господу нашему Иисусу Христу, а своему чреву, и ласкательством и красноречием обольщают сердца простодушных». (Рим. 16:17,18); подобными словами апостол говорит и во втором послании к Солунянам в 3-ей главе, о таких, которые иначе учат. Такими же, по сути словами апостол увещает и Тита: «Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся». (Тит. 3:10) и от таких же, «невежд в вере» (2Тим. 3:5) Павел пишет Тимофею удаляться.

И другой причиной для удаления и только временного, до обращения отступившего, говорится здесь: «Я писал вам в послании - не сообщаться с блудниками; впрочем не вообще с блудниками мира сего, или лихоимцами, или хищниками, или идолослужителями, ибо иначе надлежало бы вам выйти из мира сего. Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе». (1Кор. 5:9,10,11), а так же здесь: «И к одним будьте милостивы, с рассмотрением, а других страхом спасайте, исторгая из огня, обличайте же со страхом, гнушаясь даже одеждою, которая осквернена плотью». (Иуд. 1:22,23)

Что мы здесь видим? Прямое указание Духа Святаго через богоглаголивых апостолов прежде всего удаляться всяких неправо учащих! Вот как ревнует Господь о Своем Слове и Откровении, а также о нас, Церкви Христовой, купленной драгоценной ценой крови Спаса нашего. Здесь мы не видим никаких оговорок. Именно здесь мы должны, в противоположность представителям официального православия, давно подвергшим себя суду этих слов, быть бескомпромиссными, решительными и непреклонными к тем, кто изменят учению Христовому. Именно по этим словам, мы должны избегать совместных молитв с разного рода еретиками и сектантами, при этом, не избегая общения вообще. Вот как говорит святитель Иоанн Златоуст по этому поводу: «И не говори мне таких бессердечных слов: что мне заботиться? У меня нет с еретиком ничего общего. У нас нет ничего общего только с дьяволом, со всеми же людьми мы имеем много общего. Они имеют одну и ту же с нами природу, населяют одну и ту же землю, питаются одной и той же пищей, имеют одного и того же Владыку, получили одни и те же законы, призываются к тому же самому добру, как и мы. Не будем поэтому говорить, что у нас с ними нет ничего общего, потому что это голос сатанинский, дьявольское бесчеловечие. Не станем же говорить этого, а покажем подобающую братьям заботливость. А я обещаю со всею уверенностью и ручаюсь всем вам, что если все вы, присутствующие здесь, захотите разделить между собою заботу о спасении обитающих в городе, то последний скоро исправится весь. И хотя здесь малейшая часть города, но малейшая по количеству, а по благочестию главная. Разделим между собой заботу о спасении наших братьев» (Иоанн Златоуст Беседы о статуях, говоренные к Антиохийскому народу. Беседа 1).

Вот так даже, дорогие братья! Даже к ним нужно проявлять деятельную участливую заботу, а не сторониться их как прокаженных. Что же говорить о том, когда свои же, верные, сторонятся друг друга как от скверны?

Но не всегда, как видим выше, нужно и такую заботу проявлять, ибо один апостол говорит, - предать его сатане во измождение плоти и даже не есть с ним, а другой вообще говорит гнушатся даже его одеждой. Кто же они? А это наши братья по вере, но упорствующие в смертных грехах – воры, убийцы, прелюбодеи и пьяницы. Но как только таковые исправятся, то велено нам их принимать как братьев и даже утешать их. Но так ли обстоит дело у нас? Увы нет. Одному блуднику, к которому расположено наше сердце, мы все прощаем, а другого, не близкого нам, якобы законно сторонимся, да еще и после того, как тот исправился. Да, нам велено принимать участие во вразумлении ближних, но как велено: «Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным.» (Гал. 6:1) Кто здесь духовный? Я? Или, быть может, ты, собрате мой? И уверен ли ты, что сам не повинен в законе когда сам крал? Не крал, говоришь, но быть может ты пьянствовал? Не делал ни того, ни другого? Но быть может ты злоречив? «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем.» (Иак.2:10)

Так что, будем, дорогие мои братья и сестры, осторожны с такими «удалениями» и «обличениями» - не удалим ли мы и не обличим ли мы вместо виновного себя, как виновнейшего. Но вместо этого будем лучше следить за своими мыслями и своим языком, спеша не к злоречию быть первыми, но быть первыми к послушанию друг другу, а особенно в примирении. Здесь вот уж точно должно быть между нами соперничество – кто у кого первым попросит прощения, и кто первым преподаст прощение. Будем же все победителями в этом ристалище! Но приличнее совершать это меньшим по отношению к бОльшим: мужам к пастырям, женам к мужам, детям к женам и всем к Богу.

Не будем же, возлюбленные братья и сестры, отдаваться своим обидам и ставить их в укор ближним. Но если сами хотим быть прощенными в том многом, что совершили перед Царем Богом, то простим то малое, в чем повинны перед Его рабом, если мы, конечно, Его рабы.

Простите меня, дорогие отцы, братья и сестры, если в моих словах вы видите мое несоответствие! Я – такой же грешник, увы. Во всем повинен, в чем вы повинны и ни в чем нет у меня свободы. Но слова, которые я написал – не мои, но Божьи. А если и вы так находите, то послушаемся их и употребим их, ибо «блаженны слышащие слово Божие и хранящие его»!

Tags: Думаем, Мысли вслух, РПЦЗ, Статьи и доклады
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment