August 6th, 2013

Священномученик Павел Адельгейм и... мы.

Мне, грешному человеку, очень стыдно говорить о себе и об отце Павле как об одной компании. Он недосягаемо высок для меня. Высок во всех смыслах. Он претерпел все до конца. Я порой на своем лишь притворе пути уже не выдерживаю. Но есть одно обстоятельство, которое все-таки позволяет мне говорить о нас, бердянских "гордецах", и об отце Павле обобщающе. И это обстоятельство - война. Война, в которой он лично победил, хотя победа его незрима, как незримой была победа Христа. Он никогда не молчал. И хотя такое немолчание "верующими" принимается за прелесть, гордость, непослушание и все такое, он в этой непризнанности "верующими" дошел до конца, не оглядываясь на мнение "рода строптивых и развращенных". Мы, следующее поколение, лишь только принимаем из натруженых рук отца Павла освященный им меч. Мы еще только новички в этой войне. Но мы на той же войне, которую вел о Павел. И совершенно не важно полковник он в ней или генерал, рядовые мы или лейтенанты. Мы в одной с ним войне, только лишь с той разницей, что для него она окончилась полной и безоговорочной капитуляцией противника, так и не сумевшего сбить героя со своего героического пути, для нас же эта война только начинается, хотя мы и были участниками некоторых боев. Жизнь отца Павла не оставляет ни малейшей надежды на то, что эта война для нас закончится чем-то другим кроме смерти. Поистине, отдохнуть от нее можно только упокоившись, когда тебе в твои холодные руки вложат орудие твоей битвы - Крест Господень и переправят тебя на онъ полъ, куда не доносятся даже звуки борьбы. Но оказаться там, нужно быть еще удостоенным, нужно каждую минуту прилагать усилия, что бы восхитить его. Но как же это трудно, когда всем своим существом ты ощущаешь, что сил больше нет. Сил нет терпеть, нищенствовать, быть посмешищем, отверженным, одиноким, проклятым теми, кто по своему призванию должен был воевать на твоей стороне. Но всякий отдыхающий от битвы, даже если ее и начал, сразу оказывается пассивным бойцом за победу врага.

Еще, по крайней мере одно, свидетельство позволяет мне говорить о нас и об отце Павле как об одном роде. Свидетельство иуды-македонского, который первым делом после захвата официального сайта общины прот. Олега, удалил банер со ссылкой на ЖЖ о. Павла Адельгейма. Для него, македонского, это стало неким видимым знаком поворота в своем пути и своей цели. Даже сам иуда, в своем предательском жидком мозгу смог понять, что мы и отец Павел говорили одно и тоже. Спасибо тебе, иуда, за такое свидетельство. Лучше быть гонимыми с отцом Павлом нежели благоденствовать с такими как ты.

Нет никакого сомнения, мученическую гибель воинственного священника никто не оценит по достоинству. Мир "верующих" людей переступит его труп и пойдет дальше, с блаженной улыбкой на устах, дорогой всеобщей смерти. Может даже случиться, что его имя будет записанно этим миром в святцы и толпы полоВников поплывут на могилку святого, однако сам о. Павел, как личность, а так же его жизнь, труды и борьба, никого не будут волновать. Будут всртечаться одинокие идиоты, говорящие об актуальном и адекватном, но их не услышат, ведь они одиноки, а значит - идиоты. Нет, разговоры о его святости, конечно, будут, но примерно следующего характера:
"Ах, как он блаженно улыбался".
"Ах, он был таким смиренненьким".
"Ах, он исцелял душевнобольных".
"Ах, он жил со своей женой как брат с сестрой".
"Ах, он имел послушание священноначалию".
То есть, разговоры лживого и отрешенного характера. Подлинный подвиг всей жизни отца Павла будет не востребован. Все лишь захотят ощипать его жизненное дерево от плодов его кропотливого возделывания. Плоды засушат, положат в красный уголок и будут прикладывать их к больным местам, игнорируя стоны своих умирающих душ. Само возделывание, увенчанное таким урожаем останется забытым, житие переписанным, слова перевратыми, как, впрочем, у всех святых.
Но над всем этим, Вы отец Павел, в своем блаженном успении, почивши от суетных дел, надевши заслуженный венец победителя, не забудьте об этой войне! Совершите для нас еще один подвиг, пожалуйста! Там, где радость исполненная во Христе пронизывает Вашу светлую душу, извергая из нее память о печали, болезнях и воздыханиях, вопреки положенному Вам от Господа упокоению, будьте с нами в нашей борьбе, слышьте наши молитвы Господу и доносите их своим ходатайством к Его Престолу! Мы же, недостойные, но дотошные продолжатели Вашего дела не забудим Ваших наставлений, Вашего мужества, Вашего терпения, Вашей стойкости и по мере наших сил и дарований постараемся подражать Вам.

Убогие продолжатели Вашего дела из Поднебесья приазовья.